О святом. О завтраке.

О святом. О завтраке.

В Америке завтрак - огромный ритуал, который не уместится в одном параграфе. На пособии сверху вы можете наблюдать мои французские тосты (я даже не подозревала, что мамины гренки имели такое красивое название) пенкейки, яйца и бекон, побольше авокадо, кленового сиропа и горячего шоколада с whip cream.


Я ещё очень люблю Hash Brown (такая натертая и поджаренная в оладушек картошечка), но места не хватило ни на фото, ни в желудке. 
В Америке все с раннего детства знают, что такое Benedict и "с чем его едят". Я не раз входила в ступор, услышав от официанта вопрос: "How do you want your eggs?" А как можно? Да вот так:

  • Sunny Side Up
  • Over Easy 
  • Over Medium
  • Over Hard
  • Hard Boiled
  • Soft Boiled 
  • Hard Scrambled
  • Soft Scrambled
  • Perfect Scrambled 
  • Omelet or fritata 
  • Poached 
  • Fried 
  • Baked or shirred 
  • Basted

В итоге моим фаворитом стал тот самый Бенедикт с лососем. Одно ложится на другое и воцаряется на English Muffin (не целым, а половинкой целой булочки). Сверху все это великолепие покрывается Hollandaise Sauce (который я долго принимала за расплавленный сыр). Я всегда прошу своё авокадо и свой Хаш браун on the side (рядышком). Почему-то в Америке все употребляют это "свое/мое", типа "I like My eggs to be... I like My toast to be...". Думаю это лишь ещё одно подтверждение тому, что завтрак тут принимается очень близко к сердцу.

23032891_10210779629946247_8013769271212407839_n.jpg
23130748_10210779629306231_2941126487650855721_n.jpg

В Нью-Йорке на завтрак все едят выпечку, особенно бейглы с cream cheese (помните была у нас на полках такая Filadelfia) и пьют много кофе. По воскресениям, это уже не завтрак, а бранч. Он начинается позже, идёт дольше, а запивается не апельсиновым фрешем, а Mimosa (все тот же фреш, но с добавлением сухого игристого вина). Тут такую роскошь себе можно позволить только в воскресение.

О фотографии "9 на 12" или "8 по 15".

О фотографии "9 на 12" или "8 по 15".

О том, как хорошо там, где нас нет. 

О том, как хорошо там, где нас нет.